История возникновения села Федоровка.

/ Просмотров: 443

Территория нашего района, как и вся территория Южного Урала на протяжении тысячелетий считалась весьма удобной площадкой для кочевых народов Азии. В 1987 г. учеными был открыт Аркаим. Аркаим- это древнее поселение (городище) эпохи бронзы. Аркаим - место явления Богородицы. Позже на территории Челябинской, Оренбургской, Курганской обл. и Башкирии открыты более 20 поселений эпохи бронзы, аналогичные Аркаиму - Страна городов. Аркаим существовал одновременно с цивилизацией Древнего Египта и Стоунхенджа в Великобритании.

         Сегодня научно доказано (ДНК -родство жителей Аркаима и Индии, каста брахманов). Индо -Иранцы более 2 тыс.л. до н.э. уже жили на южном Урале. Сформировалась Виническая цивилизация, которая существовала тысячелетия. Позже они растворились в новой волне переселенцев, освоивших территорию Южного Урала. Это были финно- угры. Расселившись по территории всего Урала, финно - угры перенимали многое от аркаимцев, вносили новое. Сегодня можно смело заявить, что финно -угры являются потомками Индо - Иранцев (Аркаимцев). Это доказывается археологическими раскопками, которые ведутся в ряде районов города Уфы, окресностях,  и прилегающих регионов.

         Позднее на Южный Урал вторглись племена кочевых народов Азии. Об этом сегодня нам напоминают курганы, которые оставили они после себя. В 10-8 века до н.э. наши земли заселили кочевники-саки.  Их конница стремительными бросками захватывала плодородные пастбища для своих многочисленных табунов, которые вольно носились в предгорьях Урала. Целое тысячелетие господствовали саки и их потомки на широких степных просторах. В районе Оренбурга у д. Филипповка археологи обнаружили курганное захоронение знатного сака. Хотя многие были уже разграблены, археологам удалось найти в ней 150 золотых предметов.

В 2008г. в западной части с.Федоровка (ул.К. Цеткин) энергетики на холме устанавливали трансформатор. Копали траншею (2м. глубиной) под силовой кабель. На дне траншеи был найден кинжал из железа, напоминающий кинжал саков. Позже царство саков разделилось на отдельные племена и ассимилировалось.

В 4 в. н.э. новая волна кочевников - гунны. На своем пути они захватили земли Южного Урала. В конце  4 века они переправились через  Волгу и устремились в Европу. Гунны тоже оставили после себя только курганы – захоронения, которые встречаются реже, т.к.  гунны не стояли на месте, а постоянно перемещались с Востока на Запад.

В начале 6 века н. э. территорию Южного Урала покорила новая волна кочевников - тюрки. В 558.г. тюрки достигли берегов Волги. Приблизительно в это же время у них возникает свое государство. Вскоре в ханском доме начались раздоры, что привело к разделу на Восточный и Западный округа.

В 6-7 веках н. э. в предгорьях Южного Урала появляются новые племена турбаслинской и караякуповской культур. В отличие от кочевых племен, турбаслинские и караякуповские племена ведут оседлый образ жизни. Это подтверждается  возникновением в районах Южного Урала следов постоянных  поселений, которые напоминают хорошо укрепленные крепости. Предположительно считается, что эти племена переселились на ЮжныйУрал из Заволжья. Курганные захоронения характерны как для турбослинцев, так и для караякуповцев. Караякуповские племена хоронили умерших под курганом в сравнительно мелких могилах. В них археологи находили тонкостенные кувшинообразные горшки, украшенные большим орнаментом. Турбослинцы хоронили усопших под курганом. Но в глубоких могилах, в которых встречаются большие неорнаментированные, круглодонные или плоскодонные горшки. Физически эти люди пришлых племен, в отличие от тюрок, были европеоидными. При раскопках найдены следы занятия земледелием: хранилища с зерном, железные серпы, круглые диски от ручных мельниц. Жили они в землянках, накрытых сверху бревенчатыми срубами. Дома небольшие - 30 кв. м., что говорит о малых семьях (родители с детьми). Малая семья выполняла роль  самостоятельной хозяйственной единицы. Значит, существовала частная собственность на скот, обрабатываемые участки земель, орудия труда. Это время, когда южно-уральские племена в обмен на ювелирные изделия  и дорогие ткани вывозили на юг меха и мед. Этим они расширили торгово-экономические связи с южными культурными странами. Клады 6-8 века византийских монет это подтверждают.

В это время на нашей территории формируется новое этническое образование - и на юге Пермского края и части Удмуртии. Бахмутинские и караякуповские племена являются прямыми потомками местных финно-угорских племен предшествующих веков, а точнее 6-10 веков. От бахмутинских племен до нас дошло более 1000 памятников, в том числе      200 городищ, около 3000 открытых поселений и могильников. На территории г. Уфы археологами обнаружены и изучены более 10 финно-угорских поселений и крепостей. За горой Шихан и сегодня течет река Мокша, в водах которой купание считалось священным и очищающим от всякой скверны. У мордвы вода ассоциируется как божественное очищение, является обрядом нравственности и чистоты.

Бахмутинские племена вели оседлый образ жизни, занимались плужным земледелием и домашним скотоводством. Характерный элемент культуры бахмутинских племен на всей территории их расселения - это низкие широкогорлые сосуды, украшенные по всей поверхности круглыми ямками, а также обряд погребения умерших в мелких простых могилах. Практиковалось захоронение в колодах-долбленках и установление наземных надмогильных знаков в виде длинных шестов. Этнографические особенности характерны для одежды, экипировки поселенцев. Девушки и женщины любили украсить себя металлическими украшениями. Бахмутинцы своих умерших мужчин хоронили с полным набором слесарных инструментов (топоры, ножи). Если жители степи в захоронениях рядом с мужчинами клали оружие-источник добычи и существования-мечи, кинжалы, то у бахмутинских племен - оседлое население, источником существования которых является земля, домашний скот и изделия своих ремесел.

В 9-10в. с приходом с юга  кочевых народов, финно-угры силой оружия изгонялись с обжитых мест и все  дальше уходили в горы и леса. Поэтому Уфа и ее окрестности не зря  были избраны местом долгого пребывания финно-угров. Тот же  укрепленный район - гора Шихан с  прилегающими к ней реками. Все это говорит о том, что племена бахмутинской культуры успешно использовали длительное время рельеф местности для защиты от кочевников с юга.

Именно на этот период приходится массовый приток на Южный Урал ювелирных изделий из золота и серебра, разнообразие шелковых тканей из Средней Азии. В свою очередь бахмутинцы поставляли на юг меха, мед, украшения и орудия труда. Формируется рынок, о чем  наглядно говорят клады 7 9 веков из Византии и Балкан. Значит, уже в это время, рынок освоил не только натуральный обмен, но и денежное обращение. В 10 в. это уже не наблюдается, торговля замерла. В это время Юг Урала захватывают новые кочевые племена - башкорт. Финно-угорские (бахмутинские) племена Южного Урала по уровню своего развития подошли к объединению и созданию своего государства. Они были на пороге своего будущего государства - создали ремесла, освоили плодородные земли, внедрили рынок труда и рынок товаров, наладили обмен и ввели денежное обращение. Но огромные племена кочевников, которые по уровню развития стояли гораздо ниже прервали дальнейшую централизацию финно-угорских племен бахмутинской культуры. Одни племена ушли на  север и освоили территорию Пермского края- Марий Эл, Удмуртии, другие подались на Северо-запад и дошли до современной Финляндии, третьи ушли на Запад и дошли до современной Венгрии, часть племен дошли до берегов р.Волга и освоили ее берега - это будущие мордовские плена.

В 13в. многие народы разделили горькую участь быть покоренными монголо-татарами. Надолго замерла культура, ремесла и торговля. Исчезли государства цивилизации.

Возвращаясь из похода до последнего моря, монголы покорили поволжскую мордву. Вернее, их власть признали мордовские князья с челядью (так повествует летопись), а основная масса схоронилась в  поволжских дремучих лесах и предгорьях Южного Урала. В нашем районе еще в 60-70 годы 20 века существовал небольшой поселок булгар. Никто не может сказать, когда он появился здесь и откуда пришли сюда люди. Земли вокруг него принадлежали уже в начале 19 в. барину Дурасову, жители деревень, что жили на земле барина, были его крепостными. А вот булгарцы крепостными Дурасова не были. Их поселение было недалеко от Оренбургского тракта, открытого в 1740-е. годы. Тракт тянулся по дремучим лесам от Симбирска к Оренбургу. Сегодня от поселения осталось только старое кладбище.

В 1236 году монголы уничтожили Булгарский каганат, а его население, включая и младенцев - уничтожили. Видно, кому-то удалось укрыться в лесных массивах, позже они оказались в наших краях. Нам удалось найти две семьи булгарцев. Одна проживала в д. Ключевка, другая в г. Мелеуз. Сегодня они говорят на татарском. Но они нам заявили, что это не их язык и не их вера.

Я это говорю к тому, что в 13 в. с установлением ига Золотой Орды наблюдается уход с обжитых мест, как мордвы, так и других народов.

В 1247г. возвращаясь из походов по Европе, монголы покорили мордву. В эпоху монгольского владычества мордва жила по-прежнему, занимаясь  звероловством в своих дремучих лесах, хлебопашеством на расчищенных среди этих лесов полянах и бортевым пчеловодством. Мордовские ратники служили в туменах и доставляли монголо-татарским наместникам звериные шкуры, а также соколов и кречетов для охоты.

В 1245г. Мордва на берегу реки Мокша основала город Арзамас. Во время похода Иоанна Грозного на Казань в 1552 году Арзамас был мордовский город, в котором сидели не татарские, а свои мордовские князья, управлявшие окрестной мордвой и проживающими на их территории племенами.

Современное подчинение мордвы российской власти относится ко времени покорения Казанского ханства царем Иоанном Васильевичем. Во время похода Грозного на Казань, в 1552 году и войсках Ивана грозного была темниковская мордва из рода Еникеевых. В разных селениях, на пути царя Ивана Васильевича, в нынешних Нижегородской и Сибирской губерниях, до сих пор сохраняются предания, что в этих местах издревле проживала мордва, покорно встретившая московского царя, принесшая ему  чаши с землей и песком, что означало добровольное покорение и тога же крестившаяся (первоначально верхушка). Иван Васильевич строил новокрещенным церкви и жаловал их иконами, иконостасами, царскими вратами и т. д. Позже мы видим, что эти инородцы, как и татары, являются в ряды русских войск во время борьбы Грозного с западными соседями за овладение Балтийским морем. (Ливонская война).

Дикие инородцы, подчиненные прежде Казани, старались свергнуть власть московского государя. Последовал целый ряд возмущений, известных под именем Черемисских бунтов, продолжавшихся при Грозном и при Федоре Ивановиче. Но мордва не поднималась против русских, ее крещение и обрусение шли с успехом. Дело в том, что мордва в отличие от других народов Поволжья, еще в своем язычестве признавала некоторых христианских святых. Николай Чудотворец издавна славился как святой, почитаемый мордвой. Поэтому, христианизация мордвы проходила на первом этапе относительно спокойно. Для большего успеха мордовские села стали раздавать монастырям в надежде, что духовные власти еще ревностнее позаботятся о крещении, чем служивые люди. Кроме этого, был нарушен указ Ивана Грозного о привилегиях мордвы. Было приказано «раздать боярам для крещения мордвы все вотчины мордовских князей», как видно  из писцовых книг 1585 года. Таким образом, некогда вольная мордва ради крещения, вернее сказать, ради обрусения получила в частное владение имения служилых людей Московского государства и монастырей. Окрестившимся давали важные льготы от податей, но эти льготы оставались ненадолго: трудные обстоятельства смутного времени требовали много денег и хлебных запасов, льготы были нарушены. С тех пор  смиренная дотоле мордва возмутилась, забунтовала от Нижнего до Алатыря. Власти пытаются спасти положение, организуют с 1581г. описание земель и запрещают переход крестьян от одного владельца к другому в Юрьев день.

«Заповедные годы» (заповедь-запрет) -  вводилась как временная мера, но осталась вплоть до отмены крепостного права 1861 года. Режим заповедных лет поначалу вводится в отдельных уездах, затем распространяется на всю страну. Тогда же ввели «Урочные лета» (1597г.) по делам владения крестьянами, их вывозе, возвращении беглых крестьян. Стал действовать пятилетний срок сыска. Так закончил свое правление последний из Рюриков - Федор Иоаннович, скончавшийся 7 января 1598 года.

Таким образом, закрепощение, насильственная христианизация русификация привели мордву к бунташному веку. Другой формой сопротивления мордвы властям было их бегство в незаселенные дотоле места Урала и Сибири. В Нижегородском Печорском монастыре сохранился документ: «сыскивая про беглую мордву», и вместо того чтобы разобрать дело, делали ей большие насилия и притеснения». Сбор ямских денег, отработки их боярам и монастырям до того разорили мордву, что, не дождавшись уборки хлеба, все племя тюрюхан и значительная часть эрзян, покинув деревни и поля, забрали скот и какую можно домашнюю рухлядь, рассыпались по дремучим Муромским лесам, а многие бежали в леса Заволжья и Урала.

Первое упоминание о Федоровке, дошедшее до нас от старожил, гласит: « Три брата более триста лет тому назад бежали от холопства в наши места и поселились: старший - где ныне село Федоровка, средний - где ныне находится деревня Алешкино, а младший, выбрал место там, где сегодня расположилась деревня Кузьминовка. Федоровку основал старший брат Федор, Алешка - средний брат (по архивным документам за 1861 год), деревню Алешкино, младший брат Кузьма - Кузьминовку. Так примерно звучит первая краткая легенда происхождения поселения Федоровка. Она не выдерживает исторического осмысления. Во-первых, в республиканском архиве отмечено, что мордва деревни Булякай (когда им стало «тесно» т. е. не стало хватать земли) основала выселок - Кузьминовку. Во-вторых, жители деревни Алешкино и жители деревни Федоровка мордва-эрзя, а жители деревни Кузьминовка - мокша. Эту легенду  я слышал сам, будучи учеником Федоровской средней школы, в шестидесятые годы.

В 70-е годы этим вопросом о возникновении деревни Федоровка и кто были первыми поселенцами занимался сторожил села, долгие годы работавший учителем, Бекин Андрей Матвеевич. Еще в 50-60 годы 20в. Андрей Матвеевич утверждал, что Федоровка основана более триста лет назад переселенцами, а вернее беглыми - мордвой с Поволжья.

Основали поселение Федорово семья Даниловых из Семилея (Семиречье) Пензенской губернии (губы, приказа), Даниловы. Они были хорошие плотники и мельники.

Их было четыре брата: старший Федор, Андрей, Митрофан и Семен. Место это они выбрали не зря. Кругом глухомань, болота да дремучие леса. Реки и речки изобиловали рыбой. Она сама поднималась сюда в верховья рек и родников на нерест. В лесах водилось много зверя и птицы. Земля была черноземистая и удобна к плодородию, без удобривания к земледелию пригодна. Дорог поблизости нет. Сибирский тракт пролегал далеко на Севере, а Оренбургский тракт тогда еще не проложили (он будет позже проходить через земли Покровской и Дедовской волости).

Первым появился в этих местах средний брат Даниловых - беглый Андрей. От рекрутчины подался в эти места холоп. В Петровскую эпоху брали на службу второго, третьего и т.д. сына. Андрей отказался идти в рекруты и бежал в наши места. За него  пошел служить (отбывал рекрутчину-25 лет службы), третий брат Митрофан. В начале Андрей хотел осесть там, где ныне находится деревня Полыновка, но его вскоре с этих мест прогнали кочевники-ногаи. Андрей вернулся в верховья речки Балыкла и осел на правом берегу обмелевшего озера (сегодня это верхняя сторона конца улицы Кирова). В дубовой роще, что тянулась на десятки километров на юг, Андрей выкопал себе просторную землянку, стены которой обложил кругляком. Крышу покрыл бревенчатым накатником, а сверху аккуратно все покрыл дерном. Найти такое жилище практически было невозможно. По преданию, до пятидесяти лет не женился Андрей, все боялся ареста. Со временем фамилию свою сменил на Асабина. Беглый рекрут женился только после приезда в эти места Митрофана, отслужившего порядка 30 лет. Но Митрофан не смог поладить и ужиться с нечестным братом, и он вскоре подался за Каменный пояс - в Сибирь. Видно Митрофан передал Андрею, что сыск отныне отменен, а беглых государыня Анна Иоанновна, а позже и Елизавета Петровна объявила ясачными, т. е. государственными. Значит, беглые теперь не подлежали возврату своим старым хозяевам, а оставались на тех местах, куда они сбежали. Но когда их найдут и опишут (ревизии), они будут платить подати и налоги государству. Андрей, теперь успокоившись, поставил большой рубленый из дерева дом, женился, позже устроил кожевенную мастерскую и жил преуспевающим крестьянином. В его семье первой родилась дочь, которую нарекли Еленой. О ее необыкновенной природной красоте предания дошли и до наших дней

Нет никаких сведений о том, каким образом известил своих братьев о себе Андрей, но вскоре в этих местах появились старший брат Андрея Федор и младший брат Семен. Видно от податей, от налогов от безземелья Федор и Семен бежали в эти еще мало заселенные края. Они тоже стали Асабиными, а поселение  получило название от имени старшего брата Федора (Федорово поселение), что было вполне распространенным правилом и традицией патриархальной деревни: старший брат, в отсутствие отца, пользовался правами главы. В общении с населением соседних деревень он, возможно, представлял всю свою родню (род). А Андрей, первым поселившись на этом месте, как беглый, видимо очень боялся ареста и старался меньше обращать на себя внимания. В последствии, из их же родных мест, родной деревни Семилей перебрались сюда Сапуновы, из других мест явились Кручинины, Мелейкины. Позже здесь осели Мешаков Илья, Казаковы, Нойкины...

Все переселенцы селились поближе к воде: по берегу речки Балыклы и озера, что тянулось вниз по лощине и течению реки. Поселение разрасталось. Новокрещенные вырубали лес в окрестностях деревни, ставили дома добротные высокие, а когда озеро обмелело и стало отступать, жители начинают мостить гать. Там где ныне через речку Балыклинку перекинулся красавец мост (центральный мост), тогда образовалось  непролазное болото. На общем сходе, (это произошло в процессе 3 ревизии шестидесятых годов 18в., когда и поселение Инжи и Микежа, и поселение Федорово были зарегистрированы в реестре как одно поселение - Федорово, (т.к. поселение Федора было обнаружено раньше) мужики порешили: в это место каждую весну, как сойдут талые воды, свозить вековые дубы, что  в обилии росли по берегам речки Балыклы в это болото и укладывая их один к одному, стелить дубовый настил. В народе говорили: «стелить гать». Рубили лес и в окрестных дубовых рощах, что со всех сторон плотно окружали поселения и на хозяйские нужды, и расчищали лесной массив под пашню.

         Казалось бы, в истории села все ясно: Федор и его братья бежали от рекрутчины в начале 18 в. и основали поселение. Но почему старожилы села утверждали, что селу более 300 лет (60-е. годы 20в.)

В 1987- 1991г. в г. Уфе под редакцией доктора исторических наук, профессора БГУ А. З. Асфандиярова вышла книга - 1 и 2 части справочника «История сел и деревень Башкирской АССР». Во 2 книге профессор А.З. Асфандияров упоминает Федоровку. «Деревня Федоровка основана мордовскими крестьянами в конце 18 в. По 5-ой ревизии 1795 года ее населяли 75 мужчин и 94 женщины. Тогда же из деревни Алмантаево (Камышлы) Уфимского уезда переселились 29 человек мордовской национальности. Среди жителей деревни были братья Алексей и Дмитрий Ивановичи Федоровы (документ № 53). Место это у башкир называлось – «Нижние Балыклы». Профессор А. З. Асфандияров находит первое упоминание о Федоровке в архивах г. Уфы за 5 ревизию 1795 года. Этот год он и берет за год основания села Федоровка. Ясно, что поселение Федора основано не в 1795 году, как утверждает профессор А. З. Асфандияров, а гораздо раньше.

Руководитель музея Р. П. Горшечникова отправляет запрос в г. Москву, в Российский Государственный архив древних актов, откуда пришел положительный ответ. В документах за 4 ревизию 1749 года говорится: «В деревне Федоровка, Нижние Балыклы, тоже в 1785 году владения ясачных из мордвы новокрещенных удельного имения крестьян числится 37 дворов: жителей мужского пола - 92, женского - 82 человека. Селение расположено по обе стороны речки Балыклы и левой стороны ключа безымянного. Деревня простирается по обе стороны речки Балыклы, трех вершин: Вишневая горка, Магазейная горка, Микижлейная горка. Жители довольствуются водой из упомянутой речки, ловят рыбу. Земля грунт имеет черноземистый, а материк глинистый и без удобрения к плодородию способна. Из посеянного здесь на него хлеба, больше всего родятся рожь, овес. Крестьяне состоят на положенном казенном окладе, промышляют земледелием, скотоводством, ремеслом. Женщины сверх полевой работы упражняются в рукоделии, прядут лен, шерсть и ткут холсты и сукно для своего употребления и на продажу».

Если проанализировать документ 4 ревизии, говорящий о Федоровом поселении 1749 года , то становится ясно, что писцы фиксировали датой 1749 года не год основания поселения Федора, а описывали беглых селян деревни, проживающих по правой стороне речки Балыклы, впервые попавших в реестровые книги с целью обложения их налогами и податями. А тот факт, что в первых трёх ревизиях поселение Федора не упоминается, говорит о том, что деревня еще не была обнаружена, так как в ней жили беглые переселенцы и естественно они не  «спешили попасть в писцовые книги». А если учесть, что Федор и его братья бежали от рекрутчины, то  можно определить время основания Федорова поселения: 1695-1721 г. Это было время наибольшего набора рекрутов в армию Петра I. Но старожилы все утверждали, что поселение было основано на холме, а ниже было озеро. В 4 ревизской сказке о поселении Федора упоминалась речка Балыклы, а об  озере не говорится ни слова «Село расположено по обеим берегам речки Нижние Балыклы (где ныне конец ул. Кирова). Но старожилы утверждали, что первые поселенцы выбрали место на холмах, а рядом, на сухой горе, основали кладбище.

В беседе со старожилом села Бабиным Николаем Васильевичем (96 лет от роду) я однажды услышал точную дату основания первого поселения на холмах - «За пятнадцать лет до празднования 300-летия дома Романовых,(300 – летие династии Романовых вся Россия отмечала в 1913 году». Отмечали помпезно, дабы укрепить пошатнувшийся авторитет династии). Значит, первые поселенцы появились в наших краях и осели здесь в 1598 году. Я еще дважды встречался с дедом Николаем и опять задавал этот вопрос, ответ был ясный и утвердительный. У меня, естественно, возник к нему вопрос: «Почему вы молчали об этом, когда Андрей Матвеевич Бекин писал историю нашего села?» - « Я не молчал, я не знал, что пишут историю села, а ко мне лично никто тогда не обращался». Тогда я задал дедушке главный вопрос: «Дедушка, эту вам кто-то сообщил или был еще источник?». «В 20-30гг. закрывали церкви, волостные управы, околоточные участки, я тогда был назначен ответ.работником. Когда в Федоровке закрывали волостное управление и церковь, я работал с церковными и волостными бумагами и документами. Там было отмечено празднование 300-летия образования села Федоровка.

В 1987 году, в день празднования Троицы я был на Федоровском кладбище, где сам услышал от молящейся бабушки изречение на мордовском языке: «Кадык паз максе Инжа атенень паре таркине» (Пусть господь даст Инжа дедушке хорошее место). Я спросил у бабушки, кто такой Инжа. «Это тот, кого первым похоронили на нашем кладбище». До наших дней сохранилась легенда. Первой в поселении, что раскинулось на холмах, умерла женщина - Акуль. А еще по языческим обычаям, а позже и по христианским канонам кладбище всегда начинали от мужчины. Тогда покойницу в колоде-долбленке подвесили на ветках дуба, предварительно обработав растворами. Через несколько лет, когда умер первый мужчина (теперь мы знаем, это был Инжа-атя) и его похоронили, земле предали и покойницу Акуль.

Инжа-атя имя язычника - старообрядника, приведшего свой род в конце 16 века с берегов Волги в Южные районы Урала, то есть в наши места. Вместе с ним привел свой род в наши места и осел в районе районной больницы Микеж. Об этом нам, потомкам, напоминает ущелье Микежлей, которое тянется сегодня от лесничества, мимо нами сегодня излюбленного местечка с родником «Чан» и далее вниз по оврагу, что тянется за огородами улицы Пушкина. Если Инжа поселился на Вишневой горке, в дубовой роще, а ниже раскинулось озеро, то Микеж облюбовал место в той же дубовой роще, но на берегу речки Гремучка (весной, когда талые воды сходили с верховья, река разбухала, размывала гористую породу, отчего шум стоял день и ночь, пока не сойдет паводок). Сегодня это место, где расположена Районная больница. Позже жители этих поселений стали называть ущелье с речкой - Микежлей (вода Микежа).

Что побудило язычников- старообрядцев покинуть родные места? В1552 - 1556г. входят в состав России Казанское и Астраханское ханства, ищут защиты у Белого царя племена башкир. В 1581- 1587г. следует поход Ермака в Сибирь, который заканчивается присоединением Нагайской орды и всей Сибири к России. Иоанн Васильевич начинает русификацию народов Поволжья, насильственно обращая в православие. Тревожное время наступает в Поволжье. А уже в 1592г. следует указ царя «Всея Руси» Федора Иоанновича о составлении писцовых книг. Народ зашевелился. Следует очередной указ от 1597г. о пятилетнем сыске беглых, что побудило теперь уже многих холопов бежать и как можно дальше от властей. О себе заявило и «смутное время». Все это побудило массы народа сдвинуться с места, а особенно народы Поволжья, так как они оказались самой «горячей точкой». Насильственная христианизация и крепостная неволя, произвол властей вызвали ответные меры и со стороны мордвы Поволжья, выбравшей одной из форм протеста бегство за Волгу, в район Каменного пояса и дальше в Сибирь. Видно и были переселенцы беглыми, освоившими первыми наши места и основавшими первое поселение на склоне Вишневой горки и в районе ущелья Микежлей. И сегодня, в районе этого ущелья можно найти пещеры, в которых, видимо, хоронились те, которые были не в ладах с законом - это род Инжа атень и род Микеж атень. Род Инжа-ати  поселился на Вишневой горке, там нет родников. Это сухая гора, естественно на ней основали кладбище. Поэтому у Инжа-ати нет приставки - «лей». А Микиж-атя  осел со своим родом на берегу речки Гремучка. В его имени появляется приставка- «лей». Отсюда и ущелье названное его именем получило название Микежлей. Приведу пример: летописи 16 в. повествуют:  «Барма и Постник - древние зодчие эпохи Ивана Грозного, возводили часть стен и башен Кремля в Москве, их руками построен собор Василия Блаженного на Красной площади, в Казани, на территории кремля красуются православные храмы творенья рук Бармы и Постника». Сказания того же времени сообщают нам: «А в Муромских лесах бродит и скрывается ужасный разбойник Бармалей». Об этом сообщают власти. Значит, это беглый мордвин, который скрывается от властей и с ватагой таких – же беглых чинят разбой среди купчишек и государственных людей. Это имя уже с 16 в. фигурирует как нарицательное имя, как разбойник для власти, а для народа он национальный герой (как Салават, сын Юлая, национальный герой для башкирского народа). В 20 в. еще издавались книги, в которых именем Бармалей пугали малых детей. Значит, все разбойники, это беглые люди, которые были не в ладах с законом. И Инжа, Микеж и Норув, беглые первой волны, и Андрей с братьями - беглые второй волны, относились к «разбойному приказу». А это значит, за поимку – смертная казнь. Вот почему и беглые первой волны, и беглые второй волны (особенно Андрей) постоянно жили в землянках и пещерах. И только когда Петр I решительно перешагнул Каменный пояс (Уральские горы ), уже  Анна Иоанновна, но конкретно Елизавета Петровна дважды издает указ о переводе всех беглых (кого сыщут): «Не казнити отныне а переводить в разряд ясашных крестьян» т. е. в разряд государственных крестьян и оставлять на месте. Таким образом и поселение Федора, чуть позже и поселение Инжа-ати и Микиж-ати, а затем и поселение Норув–атень (Дёмпря), после указа Елизаветы Петровны все стали государственными крестьянами (не холопы). Жители с. Федоровки и жители д. Алешкино вплоть до отмены крепостного права были государственными и удельными крестьянами.

Доподлинно известно, откуда пришли в эти места Андрей, Федор и их братья. Это Поволжье, мордовские земли, местечко Семилей. Ныне это Республика Мордовия, Кочкуровский район. Что касается первой волны: нам известно - прибыли мордва-старообрядники (язычники), с берегов Волги в конце 16 в. До наших дней сохранилась в наших местах легенда о том прекрасном озере, которое и привело Инжа-атень, Микиж-атень, а позже и Норува-атень в эти места. Леса и озеро щедро кормили беглых переселенцев, когда вдруг все стали замечать, что ближе к осени озеро стало быстро убывать, и до появления холодов вошло в берега речки Балыклы. Вроде как и не было озера, все переживали. Ведь озеро кормило, защищало и помогало перемещаться старообрядникам в разные стороны от поселений. Но весной, однажды глубокой ночью, все поселенцы были встревожены непонятным шипением, доносившимся из оврага. Вскоре к этому стал прибавляться все нарастающий гул. Он нарастал, усиливался, всем стало ясно, что это все идет из-под земли. С восходом солнца взоры всех жителей устремились в одно место. Это место в народе называли «черная яма». В том месте из болота бил мощный поток воды. К вечеру гул усилился и все увидели, при этом, страстно молясь, как мощный поток воды вдруг взметнулся вверх, на глазах превращаясь в огромный столб, ярко переливающийся на закате солнца. Высота его достигала в отдельные моменты пятидесяти метров. Вокруг все бурлило, пенилось. Никто не спал в эту ночь. Все молились. А утром взору всех предстало в своей красоте голубое озеро. Воду еще выбрасывало из-под земли, но такого могучего фонтана уже не было. Озеро достигало своих параметров, и гул стал постепенно замирать.

Когда прошло волнение и улеглись страсти, многие устремились к воде. Оно, озеро, манило к себе, играя бликами и набегая мелкой волной к берегу. Вскоре кто-то заметил, что на поверхности что-то плавает. Нашлись смельчаки, спустили лодку на воду и достали из воды доски. Удивлению всех не было конца: на берегу лежала корабельная доска, темная, пропитанная смолами. Ведь люди тогда еще не знали пилы и могли только топором тесать плахи. Да и откуда могли на поверхности озера неожиданно появиться корабельные доски.

Проходили годы, озеро то пропадало, как бы растворяясь в берегах речки Балыкла, то вновь приходило к людям, всегда неся таинственные загадки. Мужики в буквальном смысле гонялись за досками, но попадало еще кое-что. Например, жетоны, бляхи с портретами французских королей и английских фрегатов. Корабельные мачты, различные точеные изделия из древесины- до наших дней эти остатки кораблей сохранились: так по улице Клары Цеткин стоит старый сруб бани, нижние венцы которого собраны из корабельной мачты, в местном музее хранятся жетоны и монеты английских и французских королей. Порой вечерами жители поселения стали наблюдать необычное явление: там, где приблизительно середина озера из глубины появлялось необычное радужное свечение. Это свечение жители поселения Инжи и Микежа приняли как доброе явление, и многие годы это место считалось священным.

Проходили годы и столетия, цикличность на озере повторялась, но теперь она проявлялась реже и не так ярко, т.е. столб воды, выбрасываемый из недр, уже не достигал тех размеров, гул все слабел, и на поверхность озера больше не выбрасывало корабельную утварь.

Если выезжать из Федоровки по трассе на г. Мелеуз, слева за объездной дорогой есть поле, его каждый год засевают. Через это поле тянется высоковольтная линия, около одной опоры и сегодня еще видна выемка. Когда-то, сотни лет назад, на месте выемки была огромная дыра. И никто не помнит, что в былые времена, здесь росли деревья. Селяне, вначале старообрядники, (это те, кто жили на том берегу озера или речки Балыклы), а позже и жители поселения Федора, (это те, кто жили на этом берегу), стали возить и сбрасывать в эту дыру погибшую скотину, превратив это место в скотомогильник. Когда тушу сбрасывали в бездну, вначале было тихо, потом появлялся нарастающий гул, у кого был хороший слух, отдаленно из глубины земли слышали всплеск воды.

Мужики, собравшись однажды, решили измерить глубину впадины. Связали 28 вожжей, на конец привязали двадцатифунтовую гирю и опустили. Воды не достали. Все понимали: там, внизу, вода, которая питает озеро.

Постепенно поток воды, выбрасываемый из недр, становился слабее, озеро мелело и отступало. Люди шли за ним, стараясь всегда быть рядом с водой. Позже озеро вошло в берега и осталась только речка Балыкла. Поселение Инжи и Микежа расширилось, сползло вниз, к самому берегу речки. То же самое произошло и с поселением Федора, только на другом берегу речки. Вскоре появилась гать, а чуть попозже и первые очертания улиц. Там где когда-то было свечение со дна озера, образовался главный перекресток села и базарная площадь. Говорят, это доброе, благодатное место, дающее силы слабым и веру в добрые помыслы и дела на благо жителей нашего села. С одной стороны его облюбовали и осели там купцы Недоспасовы, с другой стороны место заняли купцы Ярочкины. Действительно, их доходы и приходы росли с каждым годом. Они обустроили каменные магазины, склады для товаров, все у них ладилось как в торговле, так и в семье.

          Православие приходит на территорию нашего района в 18 в. В селе Федоровка первая деревянная, рубленная из дуба и лиственницы временная церковь Рождества Христова была построена со слов старожил села в 1832 году. Дуб выбирали и валили в окрестных лесах (Федоровку окружали сплошные дубовые леса), а лиственницу везли на передках, по одному стволу, в конной упряжке из-за р.Белой, из района Воскресенки. Дуб морили, а лиственницу обрабатывали специальными соляными растворами. За солью ездили в район Соль-Илека на подводах. Ш. Н. Исянгулов в своей работе «Возвращаясь к истокам родной земли», пишет : «В с. Федоровка первая деревянная, временная церковь Рождества Христова была построена в 1850 г. К 1873г. при ней числился причт: священник, дьякон и 2 причетника с жалованием 258 рублей и вместо земли по 1 рублю с венца. К приходу в 1873г. относились жители с. Федоровки. А также деревень Кузьминовки, Алешкино, Теняево и Кирюшкино - всего 673 двора с населением 5137 человек (мужчин-2462, женщин-2675)». В 1878г. в разгар сенокосной поры от удара молнии, в одночасье церковь сгорела. Вся церковная утварь и колокола сгорели и расплавились. Прихожане решили, что это кара божья за их грехи. Поэтому, когда на общем сходе селян решили строить новую церковь, пепелище договорились не трогать. Рядом, буквально в 30 метрах от пепелища начали копать котлован. Все дело в том, что под первой церковью были прорыты еще в те времена подземные ходы. Один вел на север, в район ущелья Микежлей, другой на восток, в овраг, что тянется за нынешней центральной аптекой. Пол в подземных ходах выложен крупным плитняком, а стены обложены местами кирпичом, аркообразно. Под церковью, на глубине несколько метров находились подземные комнаты, в одной из которых находился колодец. В 80-е. годы 20 в. начали строить Дом пионеров, на территории бывшей церкви. Когда подняли второй этаж и здание перекрыли, ночью резко осел один угол здания. Пришлось срочно заливать под фундамент бетон. Вспомнили, что где-то здесь стояла первая церковь. Пригласили дедушку Ваню. В народе все его звали «Богомол Ваня». Он с детских лет был служкой при второй церкви и прекрасно знал все подземные ходы и комнаты, как первой церкви, так и второй. Вот он и поведал, что угол строящегося здания угодил на подземную комнату старой церкви, где находился колодец. Трещину на здании заделали, а во дворе (теперь там разместился РОНО) растет красавица ива.

          В 1972г. я заканчивал 10 класс. Биолог школы попросила мальчишек 10-ых классов выкопать у южного фасада каменной школы продолговатую яму под парник - 3 на 10м. Глубину не указала. Из уважения к учителю яму мы выкопали метр с лишним в глубину и, уже завершая работу, обнаружили обугленные три венца сруба, метра по полтора. Пригласили Андрея Матвеевича Бекина пожилого библиотекаря школы. Он в начале сказал, что это остатки сгоревшей в 30-е годы Министерской школы. Потом, постояв с минуту, подошел к южному фасаду каменной школы, отмерил пять шагов, остановился около обугленных трех венцов и уверенно заявил: «Это остатки старой церкви». Потом попросил лопатой поскрести остатки венцов. Было видно, что это дуб. «Да» - произнес он. «Это  старая церковь, нижние венцы которой были срублены в основном из дуба».         

          В 1976г. я работал в Федоровской средней школе. Директор попросила нас учителей - мужчин отремонтировать пол на первом этаже, в кабинете немецкого языка в старом здании школы. Разобрав пол мы стали поправлять лаги и у меня лом скользнув по дубовой лаге ушел в строительный мусор. Мы разгребли мусор и увидели аркообразную кладку из старинного кирпича. Там, куда ушел лом, в аркообразной кладке зияла большая дыра. Я полез за ломом, спустился по этой дыре в подземный ход. Поднимая лом заметил - пол устлан камнем, стены и аркообразный потолок выложены большим старинным кирпичом. Высота порядка 1,6 м. Пройдя по ходу метров пять я уперся за поворотом в каменную кладку фундамента. Ход имел направление на север. В обратном направлении я прошел большее расстояние и обратно уперся в каменную кладку фундамента. Ход имел направление на восток, через центральную аптеку к оврагу.

          Ш. Н. Исянгулов, в своей работе далее пишет: «В 1884-1889гг. вместо обветшавшей церкви на средства прихожан была построена вторая деревянная церковь в честь Казанской иконы Божией Матери (освящена 12 октября 1889г.) Церковь имела землю в 90 десятин. В конце 19в. к приходу относились, кроме Федоровки также четыре деревни с населением в 3809 человек, из них мордвы-2004, чувашей-1045 человек. Интересным является и то, что кроме православного населения, к приходу церкви относились раскольники (530 человек) и молокане (191 человек). Священник и псаломщик получали казенное жалование в 188 рублей 16 копеек в год, имели также доход от прихода до 350 рублей. В Федоровке и Теняево работали церковно-приходские школы Министерства народного просвещения (министерские школы). В 1910-е гг. священником Богородицкой церкви в Федоровке служил Сергей Прохорович Важдаев».

          Старожилы села говорили, что вторая церковь в честь иконы Божией Матери начала строиться в 1878г. Ниже старой церкви, как условились на сходе, отступив порядка 30 м, начали копать котлован, в каменоломнях ломать камень. Отборный камень везли к строящейся церкви и начали выкладывать стены подвального помещения. Длина подвального помещения, начиная от алтаря и до центра колокольни, была порядка 25 метров, ширина достигала 7 метров, высота была 3 с лишним метра. В алтарной части находились 4 каменные, по форме квадратные тумбы, высотой около 3х метров. Они были оштукатурены и по сырой штукатурке расписаны иконами на цветной краске. На обратной стороне от алтаря, уже под колокольней, был из камня выложен коридор, который сужался и делал поворот на 90 градусов с западного направления на север. Это было сделано для того чтобы соединить подвальные помещения новой (второй) церкви с подземными ходами и комнатами старой церкви. Сегодня, посещая новую церковь (третью), мы всегда у входа пересекаем подземный коридор из второй церкви в первую старую.

          Язычники, осев на холмах, ходили молиться в овраг, что находится под водонапорной башней, за улицей Клары Цеткин. Молельное место было в середине березовой рощи, там, где и ныне выбивает целебный родник. Береза у мордвы и сегодня считается священным деревом, а родник святым. В 1979 г. на этом месте проходил слет учителей района. Был май месяц. Недавно сошли талые воды. В одном месте размыло остатки (нижние венцы) молельного дома. Позже, уже православные, будут называть эти домики часовнями.

          А где исполняли культовый обряд новокрещенные? Это жители поселения Федорово, что раскинулось по другую сторону речки Балыклы. Они ходили за улицу Кирова. В овраг «Крутой пецькав» (крутая печька), что весь был покрыт тогда вековыми дубами. На дне оврага и сегодня выбивает родник. Вода у всех народов считается священной, очищающей душу и тело человека. Еще после войны там стоял большой черный крест, как бы олицетворяя собой святость, чистоту и покой этого места. Заметьте, новокрещенных уже не привлекает береза, их обряд совершается в дубовой роще. Для них теперь главное - вода, источник омовения души и тела и молитва. Для язычников-мордвы главное -  природа. Именно береза. На ветки которой они вешали разноцветные ленточки (цвет ленточки определял просьбу молящегося), дабы связать себя с потусторонним миром на момент моления.

          Язычники, это селяне Инжи и Микежа, что обустроились на холмах, с появлением в этих местах новокрещенных позволили им хоронить своих покойников на Вишневой горе (там нет родников, она сухая) рядом со своим кладбищем, отделившись грядой вековых дубов. Но дороги у них были разные. Если старообрядники несли своего покойника по уже давно проторенной ими дороге с южной стороны кладбища, (сегодня  там расположены южные ворота кладбища), то новокрещенные (православные) своего покойника, сразу, за последними домами несли, приняв вправо и вверх и дальше по недавно прорубленной ими просеке, заходя на кладбище с другой стороны, с восточной (сегодня там находятся восточные ворота). Первоначально кладбище не было обнесено каменной оградой. Позже, но еще до появления первой церкви, кладбище огородили. Камень ломали там, где ныне находится водонапорная башня. Там, с незапамятных времен, образовалась глубокая расселина, обнажившая большой пласт хорошего камня. Подвозили камень на лошадях. Сняв верхний слой - чернозем делали каменную подушку на глиняной подсыпке. Она была шире, чем сама каменная кладка. Первоначально общее кладбище было меньше, до боковых восточных ворот. И сегодня еще стоят в центре кладбища два исполина дуба. Своим величием они как бы охраняют покой и тишину вверенного им кладбища. Третий исполин недавно высохший от старости (он был намного старше своих братьев меньших) был недавно убран, в целях безопасности.

          С отменой крепостного права в 1861 г. появляются Земские учреждения. В 80-е. годы 19 столетия Стерлитомакское земство предлагает на сходе граждан построить в Федоровке Земскую больницу. Место предлагают в дубовой роще. Это место между кладбищем и нынешней ветлечебницей. Это общинная земля. На вопрос: «Где дадут новую землю для общины?», земство ответило, что земли не будет. Община отказалась от земской больницы. Земли под земскую больницу любезно предоставила барыня Е. Эннатская. Вскоре больница стала известна на весь край т. к. в ней работали ссыльные врачи из Петербурга и других крупных районов России. На этом же сходе порешили - расширить территорию кладбища, выделив на это общинные земли. Долго рядились - в какую сторону расширять. Сошлись на том, что расширять надо на север, увеличив площадь в два раза. Уговорили, что каждый двор (род Артюшкиных, род Асабиных, род Бабиных и т.д.) ломают и везут к месту закладки 20 возов добротного камня и сами же его укладывают. Если сам не можешь - нанимай. Северную сторону старого забора разобрать веем миром и собрать на новом месте. События эти происходили в с.Федоровка порядка 150 лет назад.

          В конце 18в., по четвертой ревизии Федоровка упоминается как «селение расположено по обе стороны речки Балыклы и на левой стороне ключа безымянного». Значит и поселение Федора, и поселение Инжи и Микежа теперь упоминается как одно селение - д. Федоровка. «Владения ясашных из мордвы новокрещенных удельного имения крестьян числится 37 дворов». Теперь они все ясашные (государственные) и удельные крестьяне и их труд широко используется в строительстве Оренбургского тракта. Туда же привлекаются и ясашные (государственные) крестьяне - мордва д. Алешино. В это же время происходит христианизация язычников этих поселений. Вскоре все они стали православными. Возникает необходимость в строительстве культового здания. Теперь это общая задача как власти так и православных д. Федоровка, д.Алешино, д. Кузьминовка, а с появлением в 1832 г. церкви в с. Федоровка, к ним приписали и православных д. Танеево и д. Кирюшкино.

          В 30-е годы 20 века, с началом коллективизации, в Федоровке образовались несколько самостоятельных колхозов: «Красный партизан», «12 годовщина Октября». Первый образовался по правую сторону от речки Балыклинка, включая и «слобыдка ульцень» (улица Тельмана). Второй образовался по левую сторону от речки Балыклинка, включая и «жопинка ульцень» (улица Клары Цеткин).  Позже, согласно политике партии, (укрупнение хозяйств), их объединили в одно хозяйство – колхоз «Гигант». Но вскоре они опять распались на прежние колхозы со старыми названиями. И только в 1950г. в связи с политикой Н. С. Хрущева (создание совнархозов), эти три хозяйства объединили в один колхоз - « Заря». Казалось, прошли столетия, а люди по-прежнему тянулись к своему общинному укладу.